Gene Autry

Gene Autry

На музыкальном портале Зайцев.нет Вы можете бесплатно скачать и слушать онлайн песни Gene Autry в формате mp3. Лучшая музыкальная подборка и альбомы исполнителя Gene Autry.
Джин Отри (29.09.1907 - 02.10.1998 ) был не просто музыкантом. Его музыка и карьера на радио и телевидении превратили его в миф, под влиянием которого складывалось представление о национальной американской культуре за минувшую сотню лет - Джон Уэйн, немного Сэма Хьюстона и Дэви Крокетта слились в одной личности, да еще и с великолепным голосом и музыкальным слухом. Он представлял музыку кантри для двух поколений слушателей, ковбойские песни на протяжении большей части XX века и американскую музыкальную культуру для остального мира. Он был первой настоящей кантри-медиа-звездой, самым знаменитым кантри-вестерн исполнителем на пластинках, радио, телевидении и в кино с начала 1930-х до середины 1950-х. Три сотни его песен были записаны в период с 1929 по 1964, включая девять золотых записей и одну платиновую. Его 93 кинокартины представляют один большой пласт киноиндустрии, радовали миллионы людей, и сделали миллионерами нескольких продюсеров (как и самого Отри). Его теле- и радиошоу были еще популярней и успешней, а несколько песен за пределами жанра кантри-вестерн стали краеугольными камнями американской поп-культуры.


Самый коммерчески успешный исполнитель кантри-вестерн середины XX века Орвон Джин Отри (Orvon Gene Autry) родился 29 сентября 1907 года в маленьком техасском городке Тайога в семье Делберта и Элноры Озмонт Отри. Когда ему было пять, его научил петь дед, Уильям Т. Отри, баптистский проповедник и потомок техасских первопоселенцев, современников Хьюстонов и Крокеттов (один из Отри погиб, защищая форт Аламо). Интерес мальчика к музыке поощрялся матерью, которая учила его гимнам и народным песням, а на ночь читала псалмы. В 12 лет у Отри появилась первая гитара, купленная по каталогу «the Sears, Roebuck & Co» за восемь долларов (сэкономленные с заработка на ферме дяди, где он складывал сено в стога и тюки). К пятнадцати годам он играл в Тайоге где только можно было, от школы до местного кафе, но зарабатывал в основном в качестве подмастерья на железной дороге - 35 долларов в месяц. Позже, как опытный телеграфный оператор, он получал 150 в месяц, что в те дни для этой части Техаса было достойным доходом.

Однажды летней ночью в 1927, когда он работал в местном телеграфном отделении в Челси, Оклахома, по графику с четырех до полуночи, и чтобы развеять скуку, перебирал струны гитары, тихонько напевая себе под нос, зашел посетитель. Вместо того, чтобы потребовать, чтобы его немедленно обслужили, он махнул Отри, чтобы тот продолжал петь, присел, и пока просматривал приготовленные к отправке бумаги, решил послушать. Потом посетитель попросил Отри спеть еще что-нибудь. Наконец, положив текст телеграммы на стойку, он сказал Отри, что, если хорошенько потрудиться, возможно, у того есть будущее на радио и стоит поехать в Нью-Йорк, чтобы сделать карьеру певца. Этим человеком, которого Отри узнал моментально, был Уилл Роджерс, юморист, писатель и киноактер, один из популярнейших людей индустрии развлечений той эпохи.

Отри не сразу бросил работу, и только через год приехал в Нью-Йорк на прослушивание к представителю студии «Ар-Си-Эй Виктор» (RCA Victor). В итоге ему было сказано, что у него отличный голос, но от поп-хитов стоит держаться подальше, нужен свой песенный репертуар, собственное звучание, и нужно поднабраться опыта. Шесть месяцев спустя, 9 октября 1929, он сделал на этой студии первую запись, песню My Dreaming of You/My Alabama Home. Через две недели Отри уже записывал пробник песни Джимми Роджерса Blue Yodel No.5 для лейбла «Коламбия» (Columbia). В тот же самый день на студии находились две другие восходящие звезды, Руди Валлуа (Rudy Valley) и Кейт Смит (Kate Smith). На Отри давили, чтобы он подписал эксклюзивный контракт с «Виктором», но он вместо этого решил связаться с «Эмерикан Рекорд Компании» (American Record Company). Их главный менеджер, Артур Сэттерли (Arthur Sattherly) - позже он запишет среди прочих артистов и группу «Лидбелли» (Leadbelly), убедил Отри, что на «Викторе» - хоть это и более крупная компания и денег может предложить больше, и маркетинговая служба у них сильнее - он затеряется среди их текущих звезд, а «Эй-Ар-Си» станут позиционировать Джина, как свою самую важную звезду. К тому же у Сэттерли, благодаря договоренности с крупными розничными магазинами и сетями магазинов по стране, была возможность доставить записи Отри в руки слушателей так же легко, как и студии «Виктор».

Только вышли его первые записи, как мать Отри, болевшая несколько месяцев, скончалась в возрасте сорока пяти, по-видимому, от рака. Вскоре и отец Отри начал угасать, и он остался главой семьи и единственной опорой себе, двум сестрам, и младшему брату. В начале декабря 1929 Отри записал три пластинки для «Эй-Ар-Си». Музыка представляла собой смесь хиллбилли, блюза, кантри, йодля, и ковбойских баллад. Его музыкальный прорыв, песня That Silver-Haired Daddy of Mine написанная в соавторстве со своим другом Джимми Лонгом (Jimmy Long) как-то ночью в железнодорожном депо увидела свет в 1931. Песня расходилась по 30,000 копий в месяц, а к концу года продажи достигли полумиллиона копий, и по этому случаю «Эмерикан Рекордз» решили сделать для публики презентацию этой записи на золотом диске. Второй золотой диск Отри получил, когда чуть позже продажи перевалили за миллион. Так зародилось веяние награждать исполнителей золотыми дисками. Благодаря пластинке он смог начать новую карьеру на радио, как «Оклахомский ковбой, поющий йодль» на «Нэшнл Барн Дэнс шоу» (National Barn Dance show), спонсируемом «Дабл-Ю-Эл-Эс» (WLS) из Чикаго. Так Отри превратился в главную национальную звезду - продажи его пластинок росли, благодаря выступлениям на радио.

На раннем этапе своей карьеры, Отри взял на буксир нескольких важных коллег и музыкантов. Среди них были Фред Роуз (Fred Rose), автор песен (позже сочинивший хит Your Cheatin’ Heart), с которым он вместе работал над многими своими хитами, и фиддлиста Карла Котнера (Carl Cotner), также игравшем на саксофоне, кларнете и пианино, который стал его аранжировщиком. У Отри был дар распознать хорошую песню наслух (хотя он чуть не прошел мимо величайшего хита своей жизни), и он знал, когда нужно было что-то добавить в аранжировку, но именно Котнер был переводчиком его чувств на язык музыкальных нот. Одно время в группе Отри была Мэри Форд (Mary Ford), позже прославившаяся как Лес Пол (Les Paul), а в 1936 году Отри взял к себе семнадцатилетнего гитариста Мерла Трэвиса (Merle Travis), будущую звезду кантри музыки и автора песен.

К началу 1930-х Отри стал самым любимым исполнителем музыки кантри-вестерн. К 1933 он получал от фанатов по сотни писем в неделю, а продажи его пластинок продолжали расти. Может быть для карьеры Отри этого было бы достаточно, но в этом году судьба совершила новый поворот, повернувшись лицом к киноиндустрии. Вестерны, особенно низкопробные, малобюджетные вестерны категории «Б», оказались в серьезном тупике с приходом звукового кино с 1927 по 1929 год. Зрители ждали в кино диалогов, а большинство звезд вестерна того времени лучше умели обращаться с лошадьми, лассо и пистолетами, чем читать суфлерский текст. Продюсерам и режиссерам нужно было чем-то заполнить не только звуковую дорожку своих фильмов в условиях ограниченного бюджета вестерна категории «Б», но и чем-то заменить сцены насилия, которые стали все активней критиковаться общественными объединениями.

Звезда ковбойских фильмов Кен Мейнард (Ken Maynard), великолепный наездник и каскадер, но отнюдь не певец, пытался петь в некоторых своих фильмах, и продюсеры заметили, что песни хорошо продаются, несмотря на бедный вокал. Когда Мейнард снимал очередной вестерн, «В старом Санта-Фе» (In Old Santa-Fe, 1934) на студии «Мэскот Пикчерз» (Mascot Pictures), продюсер Нэт Левайн (Nat Levine) решился на эксперимент - вставить в ленту музыкальный номер в исполнении профессионала. Это была настоящая удача, что «Мэскот Пикчерз» и «Эмерикан Рекордз Компани» оказались финансово связаны, хотя и косвенно, и с подсказки президента «Эй-Ар-Си», Левайна направили прямиком к Отри.

Телефонный звонок привел в Голливуд еще одного исполнителя «Эй-Ар-Си», молодого певца, владевшего многими музыкальными инструментами и комедианта, Смайли Бернетта (Smiley Burnette), где, после беглого знакомства и кинопробы, его и Отри утвердили на съемки фильма «В старом Санта-Фе». У Отри была единственная сцена, где он пел песню и начинал кадриль, но это сцена впоследствии оказалась самым популярным эпизодом фильма.

Следующий ход Левайна: Отри и Бернетт в небольших ролях второго плана в сериале Кена Мейнарда «Таинственная Гора» (Mystery Mountain). Но следующее появление Отри на экране, в главной роли в 12-ти серийном невероятно успешном сериале «Призрачная Империя» (The Phantom Empire), оказалось гораздо важнее. Возможно, признавая, что Отри не был актером, однако уже обладал многомиллионной аудиторией, он, сценаристы и продюсер решили, что он просто будет играть «Джина Отри», одаренного певца на радио и иногда ковбоев. Успеха ранних фильмов Отри было недостаточно, чтобы спасти «Мэскот Пикчерз», и студия исчезла под грузом обязательств перед «Консолидейтид Филм Лабораториз» (Consolidated Film Laboratories), занимавшей обработкой кинолент для студии «Мэскот». В 1935 «Косолидейтид» начинают слияние «Мэскот» с кучкой других маленьких студий и образуют «Репаблик Пикчерз» (Republic Pictures) с президентом «Консолидейтед» Гербертом Дж. Иетсом (Herbert J. Yates) во главе. «Репаблик» расцвели на кинорынке категории «Б» и неоспоримо доминировали в этой области на протяжении последующих 20 лет. А главным успехом «Репаблик» были вестерны с участием Джина Отри.

На только что созданной «Репаблик Пикчерз» его первой картиной был вестерн «Скачущие перекати-поле» (Tumbling Tumbleweeds), вышедшем 5 сентября 1935, в котором также приняла участие группа «Сыновья Пионеров» (The Sons of The Pioneers), и фильм стал настоящим хитом, затем последовали «Музыкальный караван» (Melody Trail), «Полынный Трубадур» (The Sagebrush Troubador), «Поющий Бродяга» (The Singing Vagabond), вышедшие за оставшиеся три месяца 1935. Отри снимался в новом фильме каждые шесть недель, по восемь лент в год и зарабатывал 5000 долларов за фильм, и эта схема быстро устоялась. Себестоимость этих фильмов была скромной, поскольку они оставались малобюджетными и снимались в сжатые сроки, но в рамках вестерна категории «Б» и в музыкальном контексте, это была первоклассная продукция. К 1937 и в течение последующих пяти лет (этот конвейер приостановился только когда Отри поступил на службу в армию вовремя Второй Мировой) Отри, по опросу владельцев кинотеатров, числился в десятке самых кассовых актеров страны, наряду с Джеймсом Кэгни (James Cagny) и Кларком Гейблом (Clark Gable). В этом списке Отри был единственной звездой ковбойских фильмов и единственным актером фильмов категории «Б».

Для «Репаблик Пикчерз» его фильмы были такой денежной коровой, и настолько популярны в южных, пограничных, и западных штатах, что маленькая студия смогла воспользоваться ими, для давления на владельцев кинотеатров и киносети, то есть кинотеатры получали в прокат запланированные на каждый сезон фильмы с участием Отри только в том случае, если брали в прокат все ленты киностудии, отснятые на этот сезон. Эта политика (которая, по правде говоря, практиковалась каждой крупной студией того времени, что привело к появлению антитрестовского постановления правительства, которое в конечном счете вынудило студии отступить от этой практики), когда о ней стало известно самому Отри, стала причиной его первого разрыва с «Репаблик» в начале 1983. Какое-то время проблемы копились, помимо недовольства Отри, что так и не поднялся со времен студии «Мэскот» над первоначальным контрактом в 5000 долларов за фильм и условиями, которые ни разу не применялись, но беспокоили его, и которые давали «Репаблик» право на долю в его доходах от радио- и концертных выступлений, и доходов по индоссаменту. После неудачной попытки разрешить ситуацию с Йетсом, Отри покинул головной офис студии, а затем отказался участвовать в первом съемочном дне фильма «Вашингтонский Ковбой» (Washington Cowboy), позже вышедшим под названием «Под звездами Запада» (Under Western Stars), который стал кинодебютом Роя Роджерса (Roy Rogers).

Через восемь месяцев юридических баталий, Отри было запрещено давать живые выступления. «Репаблик», однако, столкнулась с восстанием владельцев кинотеатров, и оказалась связана по рукам. Без гарантий, что студия будет выпускать фильмы с участием Отри, все годовые прокатные планы студии рушились. К осени 1938 стороны пришли к соглашению: сумма контракта Отри была увеличена, а самые тяжкие условия, ограничивающие его свободу, были убраны. Но несмотря на все свои усилия, Отри не смог ничего сделать с прокатной диктатурой, поскольку практика прочно укоренилась в индустрии и была неотъемлемой частью бизнес-плана «Репаблик».

Тем временем, его музыкальная карьера продолжалась, зачастую в тандеме с его работой в кино. Если была возможность, «Репаблик» лицензировали права на очередную свежую хитовую песню Отри, чтобы использовать ее в названии его новейшей картины. Когда это удавалось осуществить, студия всегда брала с владельцев кинотеатров деньги не только за прокат, и те платили, поскольку популярность песни уже обеспечивала успех картины у зрителей. Песни продолжали появляться, иногда отдельно от кино, иногда не собственного сочинения: друг Отри Рей Уитли (Ray Whitley) написал Back in The Saddle Again для вестерна 1938 Джорджа О’Брайна (George O’Brien) «Граница Джи-Мэн» (Border G-Man), и когда Отри искал заглавную песню для своего радио-шоу, он обратился к песни Уитли, сделал пару изменений, и записал ее сам. Наряду с песней That Silver-Haired Daddy of Mine , она наиболее часто будет ассоциироваться с ним.

Карьера Отри прерывалась на время воинской службы во время Второй Мировой, но когда он вернулся на кино- и звукозаписывающие студии а 1945, он тут же продолжил как музыкальную, так и кино карьеру. Его имя по прежнему приносило хорошие сборы, хотя он больше ни разу ни попал в десятку самых кассовых кинозвезд. Культурный сдвиг, причиненный Второй Мировой, и его влияние на уклад маленьких городов Америки и киноиндустрию, как и неминуемое наступление телевидения, сократило рынок кинофильмов категории «Б»; после буйного расцвета в 1930-х он превратился в тень. Тем не менее, фильмы Отри по прежнему приносили деньги, и он продолжал снимать их до середины 1950-х, после чего занялся телевидением - Отри еще до войны начал покупать радиостанции, и к началу 1950-х уже был владельцем нескольких телевизионных станций, студии, и собственной компании, где он снимал как свои, так и чужие, но принадлежавшие ему телепрограммы.

Однако его музыкальная была успешна, как никогда. Еще до войны Отри как-то отошел от кантри, и в 1940 году записал свою хитовую версию Blueberry Hill, опередившую запись Фэтса Домино (Fats Domino) на шестнадцать лет. После войны он по-прежнему продолжал записывать ковбойские и кантри-песни, такие как Silver Spurs и Sioux City Sue, изредка разбавляемые фолк- и поп-композициями. Но в 1949 году Отри выпустил величайший сингл своей карьеры, и возможно вторую или третью по популярности песню, из когда- либо записанных к тому времени. Песня Rudolph the Red-Nosed Reindeer Джонни Маркса (Johnny Marks) была записана Отри за один заход в конце сессии с большой неохотой. В тот же год он записал (Ghost) Riders in the Sky, песню бывшего лесного рейнджера по имени Стэн Джонс (Stan Jones), которая стала как кантри, так и поп-стандартом, впоследствии ее записывали все, от Вогэна Монро (Vaughan Monroe) до Джонни Кэша (Johnny Cash).

К середине 1950-х картера Отри затормозила. Рок-н-ролл и ритм-энд-блюз привлекали к себе молодых слушателей, а новое поколение звезд кантри музыки, возглавляемое Джонни Кэшем и Марти Роббинсом (Marty Robbins) начинало привлекать серьезные продажи. В свои сорок у Отри по прежнему были свои слушатели, но постепенно уходил из-под света рамп, чтобы уделять внимание своим растущим деловым интересам. Джин Отри умер 2 октября 1998 года.
Читать далее