Pestilence

Pestilence

На музыкальном портале Зайцев.нет Вы можете бесплатно скачать и слушать онлайн песни Pestilence в формате mp3. Лучшая музыкальная подборка и альбомы исполнителя Pestilence.
PESTILENCE
Смерть от бубонной чумы

Жить - значит не только меняться, но и оставаться собой.
П. Леру

Страшная эпидемия обрушилась на западную Европу в середине 80-х годов. Она несла с собой смерть. Ее страшились, но и уважали. С ней боролись, но она приходила вновь и вновь. Каждый раз ее видели в новом обличии, а вот свою сущность она никогда не меняла. Дыхание смерти - его мог узнать даже слепой.

Новый Свет - греховный край. Резня, которую устроили «открыватели» Америки не могла остаться безнаказанной, а потому Death (Смерть) «родилась» там. Но и старушка Европа получила свое. Семя жестокой мести не долго блуждало по миру в поисках своей жертвы. Pestilence - топор палача. Четырежды он подымался; короткий взмах… боль, кровь, слезы, отчаяние… СМЕРТЬ.
Три вспышки и один …

Четыре взмаха - четыре альбома голландской death-металлической формации Pestilence, где главным «палачом» и лидером группы значится гитарист Патрик Мамели. Первые плоды творчества четверки обезбашенных голландцев (два демо-тейпа: «Infected» (1986) и «Dysentery»(1987)) получились крайне сырые и необработанные и к тому же неслабо попахивали «слэйеровщиной». Приходится только удивляться, как смогли менеджеры хорошо известной вам конторы Roadrunner Records разглядеть в них крупицы зарождающейся супергруппы (а может чумной вирус их сам нашел?). Поначалу состав команды мало менялся, кочевали лишь басисты. Первый из них, Мартин Ван Друнен, продержался в банде до выхода второго полноформатного альбома «Consuming Impulse» (1989). Кроме баса, ему приходилось неслабо надрывать горло у микрофонной стойки. «Pestilence в Европе резко контрастировали с остальным металлическим сообществом. Такого дикого, резкого, по-настоящему брутального вокала в Европе не было ни у кого», - вспоминают боссы Roadrunner. Компанию Патрику и Мартину составили безумный барабанер Марко Фоддис, а также вторая гитара - Рэнди Мейнхард.

Первый пик эпидемии бубонной чумы в металлическом царстве приходится на 1988 год, когда мир увидел «Malleus Maleficarum». Музыка группы, так же как и на демонстрационных лентах, в основном была ориентирована на thrash metal. Однако ребята несколько поменяли приоритеты и теперь Pestilence представляли собой смесь раннего Sodom с ощутимым влиянием death metal. О последнем свидетельствуют не только гортанные выкрики Ван Друнена, но и лидер гитара, которая совершала дерзкие вылазки на территорию смертельного металла. Да и соляки были излишне хаотичными для «старошкольной» трэшуги. Движение в сторону death metal не прельщало второго гитариста Рэнди Мейнхарда. Вскоре после выхода альбома он покидает банду, чтобы посвятить себя группе Sacrosanct.

Новая команда Мейнхарда Sacrosanct записала три альбома, которые не выходили за рамки thrash metal, хотя были очень разными по настроению. Вышедшая в 1990 году плита под названием «Truth Is, What Is» содержала ничем не выделяющееся трэшевое рубилово. Особой популярности альбом не снискал (таких групп в то время было - пруд пруди), поэтому звукозаписывающая компания, взявшаяся за его выпуск (No Remorse Records) отказалась продлить контракт с парнями. Не забывая ошибок, Sacrosanct записывают более техничный альбом («Recessed For The Depraved» 1991), где стилевые клише лишь дают понять, что группа, не изменяя себе, играет любимую музыку на качественно более высоком уровне. Последний альбом группы, как и «Recessed For The Depraved», вышел на небольшом лейбле 1-MF Records. Назывался он «Tragic Intense»(1993) и был очень мрачным трэш-альбомом. Не исключено, что главная причина душевной депрессии его создателя тоска по былым временам: все-таки Pestilence - это имя, а кто слыхал о Sacrosanct?

Уход гитариста нисколько не обескуражил ребят. Уже в следующем году они выпускают очередной альбом с новым гитаристом, коим стал Патрик Утервик. Выход каждого последующего альбома значительно увеличивал армию фанатов группы, а значит, росло число заразившихся смертельно опасной болезнью. Не стал исключением и «Consuming Impulse». 1989 год может по праву считаться прорывом для группы. Имя Pestilence замелькало во всех ведущих печатных изданиях мира, оно не сходило с уст одуревших от death metal фанатов, а сама группа встала на одну ступень с такими грандами как Death, Cannibal Corpse, Deicide, Morbid Angel. Нетрудно заметить, что мною перечислены лишь лидеры американской death-металлической сцены. Это неспроста. Во-первых, на альбоме не осталось и намека на thrash. Во-вторых, взгляды музыкантов были направлены именно туда, за Океан. И критика «Consuming Impulse» зачастую сводилась к сравнению Pestilence с детищем Чака Шулдинера. Мне же альбом больше напоминает ранних Morbid Angel. Доля правды есть в том и другом сравнении, ведь Pestilence стремились к развитию, ребята могли уловить новые веяния в мире тяжелой музыки (а кто как ни Чак и Трэй Азагтос творили «Смерть»?), но в то же время преемственность им была не чужда. Все лучшее с первого альбома парни безоговорочно перенесли не только в «Consuming Impulse», но и смогли сохранить это в последующих работах. И последнее: в конце восьмидесятых в Европе было не так много команд, исполнявших классический («проамериканский») вариант death metal на таком высоком уровне. Второй диск голландцев впитал в себя многие ништяки флоридской школы: техничность, шквальные атаки двух гитаристов, бешенную ритм-секцию и, конечно же, зверский рык. Он по праву считается классикой death.

В 1990 году эпидемия пошла на спад, люди обрадовались - а вдруг… Но нет, в 1991-м она нанесла свой самый мощный удар, тысячи голов полегло в тот страшный год, и назвали его «Testimony Of The Ancients». Однако и Pestilence не удалось остаться невредимой. «Бубонная чума» лишилась многого. Еще во время работы над «Consuming Impulse» Мамели всерьез увлекся джазом, точнее будет сказать - джаз-роком или фьюжном. Мало того, что проигрыватель Патрика стал забывать горячо любимый ранее death metal, его хозяин к тому же решил и свою музыку сделать более техничной и «внежанровой». «После выхода «Consuming Impulse» я стал задумываться о создании собственного стиля. В его основу будет заложен джаз-фьюжн, транс (???), амбиент и атмосфера крайнего фатализма, присущая Pestilence. Вокал же, я думал, должен был быть с артикуляцией робота (напоминает Cynic, не так ли? - авт.) Однако на тот момент у меня не хватало знаний о музыке, чтобы оживить свою мечту», - делится своими мыслями Патрик. И если новый стиль Мамели так и не изобрел (подождем?), то вот перетащить группу в разряд techno-death metal он сумел. Что оказалось не по нраву Ван Друнену. Позже, уже в составе Asphyx, Мартин признавался, что при записи басовых партий на «Consuming Impulse» он испытывал огромное давление со стороны Мамели, и свое участие в группе считал половинчатым.

В составе Asphyx Мартин Ван Друнен заменил скончавшегося оригинального вокалиста/басиста Тео Луманса. Повод для прихода в состав, прямо скажем, не самый приятный, напряжение чувствовалось как в самом коллективе, так и в настороженном отношении фанатов группы. Однако Мартин смог отлично вжиться в Asphyx, с которыми выпустил три альбома: «The Rack» (1991), «Crush The Cenotaph» (1992, EP) и «Last One On Earth» (1993). На этом его музыкальная карьера не окончилась. В том же 1993-м Ван Друнен спел на альбоме «Converging Conspiracies» группы Comecon, но не стал ее постоянным участником. А вот в еще одной death-металлической легенде он полноценно работал значительное время. Думаю, любителям стиля не стоит рассказывать, что команда эта называлась Bolt Thrower, а последний альбом с Мартином на вокале вышел в 1998 году и назывался «Mercenary». Возникает резонный вопрос: почему он ушел и оттуда? Не поверите, но одна из главных причин - облысение. Да-да, годы брали свое, и когда-то хайрастая голова превратилась в кочан с причей а-ля пожилой Халфорд. Кроме того, есть расхожая информация, что уже в новом тысячелетии Ван Друнен в компании с Рэнди Мейнхардом сколотил команду Submission. На этом его следы пропадают за тяжеловесным металлическим покровом, одним из творцов которого он может считать себя по праву.

Герои уходят, но история продолжается. Не стал последней строчкой в этой летописи и уход Мартина. Проблему с вокалистом ребята решили самым простым способом, доверив микрофон своему лидеру Патрику Мамели. А тот факт, что тембр его голоса весьма напоминал вокал патриарха death «Злобного Чака», только добавил очков новому альбому. Справиться же с партиями бас-гитары помог спаситель всех технодэтстеров, наш хороший знакомый Тони Чой (читайте статьи о Cynic и Atheist в №№ 1, 2). Плодом их сотрудничества стал лучший альбом в дискографии группы, самая покупаемая работа Pestilence. Ко всему, «Testimony Of The Ancients» - один из самых необычных и спорных death-альбомов, которые знала история этого жанра. Альбом получился настолько навороченным, насколько и мелодичным («The Secrecies Of Horror», «Stigmatized»), в нем отлично сочетались как death-металлический экстремизм и тяжесть, так и фишки совершенно противные последнему («Mindwarp»- зло, тяжело, красиво. «Soulless» - полнейший джаз(д)ец!).

Дело в том, что кроме перечисленных участников состава в буклете к диску значилось еще одно имя - Кент Смит. Именно он был в ответе за все сэмплы и клавишные вставки, связавшие композиции воедино. Клавишник в составе бруталистов?!! Да уж, эмоций было больше, чем достаточно. Многие критики и фэны не простили группе такого чрезмерного новаторства, и уже на следующем диске можно прочесть категоричное заявление: «В альбоме не используются клавишные инструменты». Хотя отказываться от интересных фишек парни не стали и наполнили музыку глючными звуками гитарных синтезаторов. Однако в металлическом братстве нашлось и немало свободных умов, сумевших, «раскусив» «Testimony Of The Ancients», полюбить его до рези в зубах. Я и сейчас, слушая великолепные «Twisted Truth», «Prophetic Revelations» (по-моему, лучшая на альбоме), «Presence Of Dead», ловя каждый вздох альбома, ощущаю дрожь в руках.
…Климакс

В Европе и Северной Америке замерзал славный для techno-death metal 1991-й, а вместе с ним впадал в спячку и интерес к тяжелой музыке. И хотя вслед за сверхтехничными «Human» Death, «Unquestionable Presence» Atheist, «Not To Be Undimensionally Conscious» Disharmonic Orchestra в свет вышли не мене навороченные «Individual Thought Patterns», «Elements», «Pleasuredome» (соответственно) и последний альбом наших героев «Spheres», подавляющее большинство напрочь отказалось принимать их с прежней любовью и легло под гранджевую братию во главе с … мир его праху. «В то время грандж активно вытеснял со сцены death metal. И что самое обидное, наши фанаты как помешенные метались в сторону «альтернативы» и таких банд, как Machine Head. Pestilence же всегда были упрямой группой, шли своей дорогой и не хотели стать пародией на себя». К тому же, масла в огонь подлила всё более прогрессирующая «джазомания» музыкантов Pestilence. «Во время работы над четвертым альбомом мы совершенно не слушали death, зато на полную катушку фанатели по фьюжну». Новый альбом, с одной стороны, мало отличался от «Testimony», как в прочем и ото всех альбомов группы. Собственный класс и стиль ребята пронесли сквозь всё свое творчество. С другой же, «Spheres» вышел на порядок «закрученее» и, главное, значительно слабее мелодически. Дело даже не в том, что ребята разучились писать красивые, мелодичные композиции: они поменяли ценности, и каждым треком альбома пытались пробиться к разуму слушателей, заставить их задуматься о том, что «просто» - не значит «хорошо».

Для воплощения в реальность своих идей Pestilence заручились поддержкой нового продюсера Стива Фонтано, который до этого поработал над сольным джаз-роковым материалом Марти Фридмена (Cacophony, Megadeth), оттеснив тем самым металлического гуру Скотта Бёрнса - основного продюсера Roadrunner Records. «К записи альбома мы с ребятами четко решили пригласить продюсера не из металлической среды, какой бы негативной не была реакция со стороны руководства компании. Нам удалось избежать серьезной конфронтации, так как Стив был весьма уважаемым человеком, и его способности высоко ценили менеджеры Roadrunner» - говорит Патрик Мамели. Однако чуть позже он рассказывал, что длительная работа в студии над альбомом, выбор продюсера и значительные джазовые влияния, вплетенные в музыкальную канву альбома, все же стали краеугольным камнем отчуждения группы и рекордс-конторы. «Еще во время записи альбома нам не раз предъявляли претензии, а уже по его выходу команда не получала достаточной помощи в турне, да и промоутингом «Spheres» серьезно не занимались». Окончательный разрыв деловых отношений не заставил себя ждать, Pestilence с треском вылетели с лэйбла. Надо ли говорить, в каком моральным упадке находилась группа? Ребята обозлились на весь мир, на Roadrunner, на death metal и, самое главное, на «сбежавших» фэнов. К сожалению, выйти из кризиса группе так и не удалось. «Я, Марко Фодис, Джо Тесслинг (бас-гитара на «Spheres») и Патрик Утервик единогласно решили распустить Pestilence. На тот момент другого выхода мы не видели и только так могли остановить этот жуткий творческий климакс» (П.Мамели).

Тот страшный 1993 год, основательно выкосивший ряды техно-дэтстеров не смог пережить и вирус «бубонной чумы», зародившейся где-то в Голландии. Он погиб, группа распалась, музыканты разбрелись кто куда. Судьбу некоторых из них мы уже проследили. А как же остальные? Тони Чой после двух удачных альбомов с Atheist прекратил активную музыкальную деятельность и по слухам зарабатывал на жизнь, развлекая музыкой туристов на круизном судне. Следы Джо Тесслинга бесследно пропали. Ну а главный герой нашего повествования Патрик Мамели некоторое время после выхода «Spheres» жил в Америке, а в 1995-м вернулся на родину. «За границей я тосковал по дому, очень хотел увидеть родителей и встретиться с друзьями» - вспоминает Патрик. Конечно, «музыкальной общественности» очень хотелось верить, что в Голландии он снова будет творить. «Работа по найму в Штатах - очень трудная и не престижная. Я не получал ни капли морального удовлетворения и, кроме того, очень уставал. Возвращаясь с работы я уже не мог думать ни о какой музыке. Наверное, в Голландии будет легче».

К активной музыкальной деятельности Патрик пока не приступил, однако он строит конкретные планы на будущее. Нам, как и большинству тех, для кого судьба death metal не стала разменной монетой на рынке продажной моды, очень хочется верить, что уже в новом тысячелетии мы услышим музыкальные шедевры от группы с красивым названием Gestalt, в которой можно будет узнать новую, но до боли знакомую Pestilence.

«Pestilence всегда были «противоборцами», теми, кто не бежит со всей стаей. Возьмите Sepultura, за что их любит народ? За то, что они всегда такие, как всегда: те же самые риффы, и Макс с четырьмя струнами на гитаре. Пипл хавает, потому что это «смотрится круто». А мы выпустили 4 диска, и каждый из них был другим, лучшим по сравнению с предыдущим. ЭТО наш путь завоевания публики! Если кому-то это не нравится… что ж, мне в кайф конфронтация! Я всегда надеюсь, что она заставит людей слушать и думать». Патрик Мамели
www.hatross.ru
Читать далее
03:33
03:29
00:28