ZAYCEV.NET
John Lee Hooker

John Lee Hooker

Он родился в 1917 году в большой семье в Кларксдейле, Миссисипи, - сердце Дельта-блюза. На первые занятия музыкой его вдохновил отчим Уилл Мур (Will Moore) - проповедник и музыкант , в чьем доме останавливались многие легенды раннего блюза. В их числе были Чарли Паттон (Charley Patton), Блайнд Блэйк (Blind Blake) и Блайнд Лемон Джефферсон (Blind Lemon Jefferson). Не имея денег или возможностей раздобыть инструмент, Хукер последовал в изготовлении гитары традиции бедных сельских мальчишек: натянул проволочки на амбарную дверь. На этом инструменте он и начал подражать стилям Мура и его гостей.
Когда Хукер подрос, родители разошлись во мнениях относительно важности его занятий музыкой: его мать постоянно им сопротивлялась. В итоге из-за этого Хукер покинул дом и направился в Мемфис, где процветала «музыка Бил-Стрит» (Beale Street music). Проработав несколько лет служителем в кино и иногда выступая «на замене» в Парке У.К.Хэнди (где ему случалось встречаться с совсем еще молодым Би-Би Кингом (B.B. King), Хукер отчалил в Цинциннати, где занимался разными поденными работами и, следуя традициям отчима, пел и блюз и госпел.
Через семь лет новый переезд положил финал его миграциям. В 1943 году Хукер осел в Детройте, привлеченный перспективами высокооплачиваемой работы на военном заводе и выступлений в клубах на Гастингс-Стрит. «Многие блюзмены поехали в Чикаго, - говорил Хукер. - Я отправился в Детройт, потому что там конкуренция была меньше.
Как раз во время выступлений в клубах Хукер начал играть на электрогитаре, чтобы слышать самого себя сквозь шум посетителей. Сначала он поставил съемный звукосниматель на акустику, а затем, узнав, что Ти-Боун Уокер (T-Bone Walker) играл на электрогитаре, тоже купил инструмент. Он привнес в его буги новую атаку, к большому удовольствию слушателей. «Народ зажигал на танцполе. Я хотел, чтобы они танцевали. Я хотел делать такую музыку, чтобы под нее нельзя было усидеть на месте. Я сам спускался со сцены - у меня был длинный шнур», вспоминал Хукер.
Хукер упорно работал в клубах Детройта, совершенствуя фирменные «фишки» и зарабатывая репутацию. Его упорство было вознаграждено в 1948 году, когда им заинтересовался Бернард Бесман (Bernard Besman), владелец студии United Sound. На первом прослушивании у Бесмана Хукер играл буги, вдохновленное Уиллом Муром, поверх которого спел автобиографическую историю про проблемы молодого музыканта в семье из-за его увлечения. Запись «Boogie Chillun» немедленно стала хитом, и имя Хукера оказалось на музыкальной карте.
В отличие от большинства «проснувшихся знаменитыми», Хукер продолжал выпускать свои хиты с потрясающей скоростью. «Crawling King Snake Blues» (основанной на теме, уходящей корнями глубже Блайнд Лемона Джефферсона), «John L’s House Rent Boogie» и «I’m in the Mood» (имевшей очень относительное касательство к вещи Глена Миллера «In the Mood») - вот только три вещи, попавшие в хит-парады в следующие несколько лет. Казалось, что Хукер способен записываться где угодно, в любое время, для любой студии и почти под любым именем, среди которых были John Lee Booker, John Lee Cooker, Johnny Lee, Johnny Williams и Birmingham Sam and His Magic Guitar.
Как и его чикагский современник Мадди Уотерс (Muddy Waters), Хукер представлял непретенциозный, «домашний» стиль, пользовавшийся успехом у южан, наводнивших города Севера во время и после войны. На акустике он играл или на электрогитаре, он мог вызвать настоящее или прошлое и любое место от Дельты до Детройта с помощью только гитары, голоса и ботинка. Он нашел свою музыкальную нишу и мог впитать в себя любое музыкальное влияние, вывернуть наизнанку и выдать обратно как нечто, свойственное только Джону Ли Хукеру. Сила его подачи сияет даже сквозь такие эксцентричные эксперименты, как «Walking the Boogie» 1952 года с наложенным вокалом и ускоренными партиями второй гитары.
В середине пятидесятых Хукер начал чаще работать с группами, в которых играли очень талантливые гитаристы, такие как Эдди Тэйлор (Eddie Taylor, более известный как партнер Джимми Рида) и Эдди Кирклэнд (Eddie Kirkland). Больше того, его записи этого периода на лэйбле Vee-Jay способствовали тому, что его влияние распространилось и за океаном. «Dimples» и «Boom Boom» сделали Хукера виртуальной иконой среди молодых британских музыкантов и вдохновили несколько успешных блюз-роковых команд, таких как The Animals и The Yardbirds. Как Биг Билл Брунзи (Big Bill Broonzy), Хукер нашел себя в двух ипостасях: современный городской музыкант с электрогитарой и домашний Дельта-блюзмен с акустикой. Как хамелеон, Хукер приспосабливался к любой ситуации, сохраняя свой личный мощный стиль.
Когда музыкальный бизнес переключился с пластинок на 78 оборотов в минуту на синглы и альбомы, Хукер продолжал выдавать в течение всех шестидесятых материал для различных фирм, представляя такие стандарты, как вдохновленная Мадди Уотерсом «Big Legs, Tight Skirt» или «One Bourbon, One Scotch, One Beer». Его работа 1970 года с группой «Canned Heat» под названием «Hooker & Heat» стала заметным явлением блюз-роковой эры и имела в Америке коммерческий успех. Даже в следующие десятилетия, когда блюз перестал быть коммерчески привлекательной музыкой, записи Хукера можно было найти в пригородных магазинчиках рядом с пластинками Би-Би Кинга и Джимми Рида.
Примечательно, что новый всплеск карьеры Хукера начался в 1989 году с записью «Тhe Healer» спродюсированной Роем Роджерсом (Roy Rogers). На ней он играет с такими своими последователями, как Карлос Сантана (Carlos Santana), Бонни Райтт (Bonnie Raitt), Роберт Крэй (Robert Cray), «Лос Лобос» («Los Lobos») и Джорджем Тороугудом (George Thorogood). Затем появились «Mr. Lucky» и еще несколько записей, сделанных тем же звездным составом. «Это было хорошее время», - говорил Хукер по поводу своей карьеры. - «Я видел два поколения, которые слушали мою музыку, и может быть, мне повезет увидеть третье». И он был прав. В конце концов, блюз Дельты, Чикаго и Детройта знал свои взлеты и падения. Но Джон Ли Хукер записал несколько вещей, словно бы предназначенных для нового тысячелетия.

Лиам Галлахер выпустил пластинку "C'mon You Know"!

Лиам Галлахер выпустил пластинку "C'mon You Know"!
Зайцы в курсе

Это третья сольная пластинка в дискографии музыканта.


Лиам Галлахер, так долго дразнивший аудиторию синглами из альбома, наконец-то выпустил в свет свою работу "C'mon You Know". Это легкий для прослушивания, экспериментальный и беззаботный в духе самого Галлахера сборник. 


В него вошли 14 композиций.


При всей легкости, как ни странно, пластинка открывается треком "More Power", которую легко можно назвать детским хоррором. По сути, этот трек напоминает переработанную версию "You Can't Always Get What You Want" от Rolling Stones. 


"Это порез, который не заживет / Достаточно попробовать остановить кровотечение", — напевают дети.


"Люди думают, что они боги, но это не так", — отвечает им Галлахер в своей фирменной беззаботной манере.

Такой же трюк с адаптацией песни он проделывает с "Better Days", передающим дух The Beatles. В этой песне он призывает встряхнуть шеей и отбросить все плохое лишнее, так как "Вся грязь будет смыта дождем" (перевод строчки из трека, прим. ред.).


Стоит отметить композицию "C'mon You Know", которую Галлахер уже выпускал ранее, знакомя аудиторию со своим альбомом до релиза. Это его ода миру, который восстал после глобальной катастрофы. По словам музыканта, это "настоящий звук лета".


Также ранее Галлахер выпустил "Everything's Electric". Данную песню ему помог записать участник Foo Fighters Дэйв Грол. Здесь они "попытались объединить громоподобную динамику "Sabotage" Beastie Boys с нарастающим напряжением "Gimme Shelter" The Rolling Stones."



Угрюмая песня "Moscow Rules" повествует об одиночестве человека и навевает мягкую тоску. Она была записана совместно с Эрой Кенигом из Vampire Weekend. Примечательно, что после релиза данного трека, Галлахер попал под массовое осуждение. Лиам заявил, что альбом был записан задолго до образования нынешней ситуации в мире, а менять композицию на что-то другое он не станет.


"Время немного дерьмовое, но когда люди услышат песню, они поймут, что это то, что есть, и это не имеет к никакого отношения к повестке дня", — цитирует слова Галлахера yahoo!entertainment.

"C'mon You Know" является самой долгожданной для самого Лиама Галлахера пластинкой. С ее помощью он, вероятно, хотел извиниться перед своим братом Ноэлем Галлахером, в результате ссоры с которым распалась группа Oasis. Галлахер выпустил альбом за два дня до дня рождения Ноэля, что весьма символично.


Напомним, что сам Лиам хотел бы, чтобы Oasis воссоединились. 


Обложка: Лиам Галлахер / concrete-online.co.uk

Доступно прослушивание он-лайн без возможности скачивания книги на Ваше устройство