ZAYCEV.NET
Stefano Ligi

Stefano Ligi

    "Жанны Фриске нет в могиле": Барецкий о ритуальном бизнесе, МакSим и Путине

    "Жанны Фриске нет в могиле": Барецкий о ритуальном бизнесе, МакSим и Путине
    ЭксклюZив

    Музыкальная платформа ZAYCEV NEWS совместно с издающим лейблом артиста компанией ЦЕЗИС представляет вторую часть большого интервью с российским турбошансон-исполнителем и шоуменом Стасом Барецким. В следующем параграфе Стас рассказал о сумасшедших в ритуальном бизнесе, порассуждал, почему серьезные артисты превращаются в клоунов, а также об инциденте с певицей МакSим, Путине и несменном малиновом пиджаке. 


    ZN: В ритуальных услугах Вы начали работать еще в конце девяностых, вам тогда было 16-17 лет, и работаете до сих пор. Почему остались в этой достаточно специфичной профессии?


    Барецкий: Даже сейчас, в наш современный жестокий век, когда ко всему уже привыкли, к убийствам и прочему, побывав, допустим, в морге, не каждый человек выдержит. Там и сознание теряют и все такое. Трупы есть трупы, одно дело видеть их по телевизору, другое — вживую. 


    Фото: Стас Барецкий / фото предоставлено правообладателем
    Фото: Стас Барецкий / фото предоставлено правообладателем



    Все это, конечно, неприятная вещь. И очень много сумасшедших! Недавно к нам пришла девушка, одета была во все черное, хотела, чтобы мы взяли ее могильщицей, хотела рыть могилы. У нас там мужик работает всю жизнь на кладбище, у него руки не просто в мозолях, его руки — сплошная мозоль. Я говорю: "Михалыч, покажи руки". Он показывает, она посмотрела на эти руки и говорит: "Вы не имеете права не брать меня на работу по трудовому законодательству". Она какое-то время приходила каждый день и просила взять ее на работу. Судом грозила. Я ей предложил продавать цветы в магазине на кладбище, она ни в какую, хотела могилы копать. Мы еле от нее отбились. 


    Очень много сумасшедших есть вокруг этого бизнеса. Я недавно заявил, что Жанны Фриске нет в могиле на Балашихинском кладбище. У меня там кореш работает, он мне эту историю рассказал, что ее нет в могиле. Ее давно выкопали, а к ней до сих пор приходят всякие сумасшедшие и что там только не делают. Они там и пальцы режут, кровью могилу обрызгивают, сидят на коленях и едят землю. Поэтому никому не посоветовал бы идти заниматься этим делом. 



    ZN: А где Вы, может, хотели бы работать, если не в ритуальном бизнесе?


    Барецкий: Если бы мне шоубизнес приносил доходы нормальные, я бы, конечно, занимался шоубизнесом. Но у нас в нем мало кто нормально зарабатывает. Я не верю в цифры Филиппа Киркорова или Коли Баскова. Я просто знаю, что в шоубизнесе много, извините меня, пи*****в, которые придумывают, какие гонорары они получают. И я знаю, что Филиппа Киркорова уже давно никто никуда не приглашает, потому что зачем приглашать старого мужика, у которого и песен то новых нет. Что он будет петь? Про свою Аллу Пугачеву? Так она тоже уже никому неинтересна. Прошло их время и поэтому я не верю в эти их звездные гонорары, о которых по телеку говорят. Пи***ж и провокация для поддержания рейтинга!


    Фото: Стас Барецкий / фото предоставлено правообладателем
    Фото: Стас Барецкий / фото предоставлено правообладателем


    Музыкальные группы и музыканты вообще долго не живут, лет пять максимум, потом все. Сейчас невозможно быть такой группой, как "ДДТ", допустим, которая постоянно плавала и постоянно собирала залы. Невозможно, потому что сейчас столько предложений в интернете, разного, извините, дерьма, что уже на чем-то одном остановиться сложно. Поэтому мне кажется, "ДДТ" уже тоже нужно завязывать с музыкой, скажу честно Шевчуку, потому что он уже превращается в какого-то клоуна. Ладно я в клоуна превратился, но я и был клоуном, я этого не скрывал. Я всегда стебался, потому что для меня шоубизнес — это стеб. Я к себе, как к артисту, никогда серьезно не относился. 


    Все, кто задержался в этом шоубизнесе, превращаются в клоунов. Киркоров в клоуна превратился, но ладно, Киркоров попса. А когда рокеры превращаются в клоунов — это уже не очень хорошо. Допустим, Кинчев не хочет в клоуна превращаться. А вот Шевчук со своими сборами денег на съемки клипа вызывает у меня какую-то грусть. Попроси денег у Моргенштерна — он даст. Зачем у людей то просить? 



    "Я считаю, что ты должен сам раз*********я. Ну какого *** тебе кто-то должен давать на творчество? Великие художники голодали и отказывались от всего, умирали и только после смерти становились великими". 

    Мне кажется, что музыканты все-таки должны уходить. Но вот Шнуров, я обладаю кое-какой информацией, еще вернется. Он вернется и бомбанет, он умеет это делать, он от этого никогда не откажется. Он вернется со скандалами. Группа "Ленинград" еще не закончилась. 



    Что касается современной музыки, молодые исполнители, конечно, крутые перцы, но там уже все стало зависеть от количества бабла. У нас вся эта меркантильная американская суета победила в творчестве. Все-таки европейский шоубизнес и кинематограф рассчитан на думающую публику. И ни для кого это не секрет, что Европа самая цивилизованная, самая образованная. Хоть у нас и говорят в СМИ, что европейцы все геи, пи*****ы и отстой, на самом деле мы же понимаем, что европейцы более цивилизованные, чем американцы и русские.


    "Потому что амеркианцы и русские думают о том, как пожрать, посрать и потрахаться, все — вот и все творчество". 

    Поэтому у нас кинематограф такой дерьмовый, ни одного нет певца, который бы реально зацепил. Вся музыка в России — пародия на западную музыку. То, что там существует уже сто лет, у нас только начинается. Поэтому все эти якобы сумасшедшие артисты в конце концов станут просто клоунами. И Моргенштерна ждет та же судьба. 



    "К сожалению, если ты претендуешь на лавры героя, тебе нужно умереть. Тебе нужно умереть, как Виктору Цою, как Хою, как Кругу. Надо умереть". 

    Посмотрите на ту же Мадонну! Кроме жалости к ней ничего не чувствуешь. На старых людей вообще грустно смотреть. Если это, конечно, не Иосиф Кобзон, который болел раком, испытывал страшные боли, но до последнего оставался человеком. Он никогда не подавал слабины. Я поучаствовал в его похоронах, мы камень ему привозили и он до последнего контролировал свои похороны. Представляете, насколько сильный человек!


    ZN: Когда певица МакSим была в тяжелом состоянии, Вы предлагали организовать ее похороны. Почему именно ее? Или вы занимаетесь организацией похорон и других звезд шоу-бизнеса?


    Барецкий: У нас просто место есть на Ваганьковском кладбище, оно недалеко от могилы Высоцкого, принадлежит мне, нашей конторе. Когда ей поплохело, а СМИ писали, что ей совсем плохо, я предложил ей место. А почему нет, что в этом плохого? Смерть — это конец жизни, к ней надо относиться спокойно. Но на меня сразу накинулись. Я не понял, почему, это ведь хорошее место!


    Еще у меня земля есть, я предлагал сделать там кладбище для артистов. Но не VIP-артистов, которые миллионы зарабатывают, а для обычных, которые не могут сами себя похоронить, у которых нет родственников или нет денег. 


    ZN: В одно время Вы были очень близки к политике, даже были доверенным лицом президента. Как вам удалось заполучить этот статус?


    Фото: Стас Барецкий / фото предоставлено правообладателем
    Фото: Стас Барецкий / фото предоставлено правообладателем



    Барецкий: У меня есть очень хорошие подвязки в ритуальном бизнесе. Ритуальный бизнес вообще в России очень значимый, меня удивляет, почему до сих пор не появилась партия могильщиков. Видимо я ее создам скоро. К сожалению, эти выборы мы, как говорится, про****и, но ничего, впереди следующие! Создать партию могильщиков — хорошая мысль, я может попытаюсь это сделать. В общем, так как я человек от ритуального бизнеса, у меня есть знакомые, которые назначили меня доверенным лицом Путина. Я и сейчас им являюсь. Я могу войти в любой кабинет и... все, других преимуществ у меня нет. Есть еще некоторые вещи, но вы сами понимаете, я не могу о них говорить. На самом деле я с Владимиром Владимировичем встречался в тесной обстановке, по совещаниям я не хожу. Мы общались, и в этом знаменитом его дворце я был. 


    ZN: Последний вопрос: малиновый пиджак — это навсегда?


    Барецкий: Малиновый пиджак — навсегда! Сейчас я шью себе новый, тоже малиновый, со стразами. Он никуда не уходил и не уйдет. 


    "Это мое — малиновый пиджак и грызть банки!"


    Вы понимаете, у каждого есть свой фетиш, кому-то нравится подглядывать в бане, кому-то — нюхать белье. Мне нравится малиновый пиджак и рвать банки — это мой фетиш! Я когда порву банку, у меня сразу появляется чувство самодостаточности, я чувствую себя богом. Люди, которые на это смотрят, не понимают, зачем я это делаю. Я обливаюсь весь с ног до головы, воняю, порчу свои зубы, царапаю руки, царапаю губы. Иногда я делаю это за деньги, мне платят — я показываю шоу, иногда, чтобы поздравить кого-то с днем рождения. Но в большинстве случаев я это делаю бесплатно и мне это нравится. Поэтому банки рвать я буду до последнего. 



    "Я надеюсь, что буду жить вечно, банки буду рвать и малиновый пиджак будет на мне". 

    Ранее на музыкальной платформе ZAYCEV NEWS была опубликована первая часть интервью с российским музыкантом и шоуменом Стасом Барецким. О том, каково это — пить со Шнуровым, в чем проблема современных исполнителей, почему Моргенштерну не стать вторым Цоем и кто появится в фильме "Жмурки 2" — читайте в первой части интервью.  


    Обложка: фото предоставлено правообладателем